Воскресенье, 23.07.2017, 19:32Главная | RSS
Меню сайта
Рекомендуем

Вход на сайт
Поиск
Мой опрос
Кто лучше?

Всего ответов: 2378
Статистика
Rambler's Top100
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Сказать спасибо


Не зная страха и преград,
Врывался в города комбат,
В ловушки немцев загоняя,
Погиб он, танк свой восхваляя!


Хорошилов Павел Максимович


Павел Максимович Хорошилов (1917, с. Терновое Коротоякского района (в настоящее время Острогожского района) Воронежской области, СССР – 1 марта 1943, дер. Верхнее Ашково Жиздринского района Орловской области (в настоящее время Калужской области), СССР) – советский офицер, танкист-ас, участник Великой Отечественной войны, гвардии старший лейтенант. Командир танка КВ-1 «Беспощадный».

25 мая 1942 года экипажу 6-й гвардейской танковой бригады «а» был передан танк КВ-1 «Беспощадный». Командир танка – лейтенант П.М. Хорошилов.

Тяжёлый танк КВ-1 был построен в мае 1942 года на личные средства лауреатов Государственной премии художников Кукрыниксы (М. Куприянова, П. Крылова и М. Соколова) и поэтов В. Гусева, С. Маршака, С. Михалкова, Н. Тихонова.

Николай Тихонов выступил по радио и заявил, что отдает свою премию в фонд обороны. Его примеру последовали и другие лауреаты. Посоветовавшись, они решили на эти средства купить 47-тонный тяжелый танк КВ и подарить его Красной Армии. А чтобы танк не затерялся среди множества других боевых машин, решили дать ему имя. Член Военного совета Западного фронта Н. Бирюков предложил свой вариант - «Беспощадный», чтобы танк не затерялся среди множества других боевых машин. На броне машины Кукрыниксы нарисовали плакат – разорванный на части орудийным огнём Гитлер, а поэты написали стихи:
Штурмовой огонь веди,
На тяжёлый танк,
В тыл фашисту заходи,
Бей его во фланг.

Экипаж бесстрашный твой,
Не смыкая глаз
Выполняет боевой
Родины приказ.




Начали подбирать экипаж из танкистов, отличившихся в боях под Москвой. В него вошли:
командир танка – лейтенант Павел Максимович Хорошилов, старший механик-водитель Георгий Филиппов, механик-водитель Егор Сергеевич Царапин, наводчик Алексей Иванович Фатеев (погиб одновременно с Хорошиловым), стрелок-радист Алексей Егоров. И сразу же началась переписка между экипажем и деятелями культуры. «Заверяем вас, - писали танкисты С. Маршаку, - мы сделаем все, чтобы ваш подарок - танк «Беспощадный» - стал авангардным танком нашей части. Появление его на поле боя будет наводить ужас на фашистов».

Гвардейцы сдержали свое слово, когда в августе 1942 года противник прорвал нашу оборону и стал продвигаться к Козельску. Взвод тяжелых танков под командованием лейтенанта Хорошилова первым встретил врага. Егор Царапин повел машину по наиболее опасному пути - прямо по дороге, ведущей к переправе через Вытебеть. Контрнаступление происходило в полной темноте. Когда подошли к деревне Жуково, ветер донес обрывки музыки и пьяные выкрики - немецкие офицеры веселились.

«Беспощадный» послал им «на десерт» пару зажигательных снарядов. Вспыхнул пожар, гитлеровцы быстро выскочили из хат, организуя оборону. Но ничего у них на этот раз не вышло, враг был выбит из деревни. В этом бою «Беспощадный» уничтожил два вражеских танка, две танкетки и до роты солдат. Противник, впрочем, вскоре опомнился и вновь ринулся в атаку на наши позиции. И вновь первый натиск врага приняла на себя танковая бригада, в которой воевал «Беспощадный». Завязался бой. Немецкие танки приближались, вот уже один из них оказался на расстоянии прямого выстрела. Хорошилов отдает приказ Фатееву: «Огонь!» Снаряд попадает в цель, видно, как разрастается черный шлейф дыма.

Командир гвардейского соединения полковник Скуба писал потом шефам танка: «Большая часть уничтоженной в этом бою фашистской техники и живой силы падает на экипаж подаренного вами танка «Беспощадный». В этих боях он был путеводной звездой для всех гвардейцев части. Его появление на поле боя внушало животный страх фашистам, напоминало нам о единстве советского тыла и фронта, удесятеряло наши моральные силы в борьбе с врагом». 16 августа 1942 года П. Хорошилов писал С. Маршаку: «Я очень извиняюсь перед вами за долгое молчание, но вот чем оно было вызвано. Наша часть вступила в бой. Мой взвод при поддержке пехоты занял три деревни - Ожогово, Жуково и Слободку, уничтожив три миномета, восемь тяжелых и семь противотанковых орудий. Еще раздавили гусеницами 11 пулеметов. Экипаж остался невредим, а машину немного изуродовали сволочи. Но ничего, при помощи ремонтников мы устранили неисправности и снова пошли в бой».

«Беспощадный» был живуч. Однажды танк вынужден был принять бой сразу с несколькими танками противника, которых к тому же поддерживала авиация. Как только «юнкерсы» начали кружить над полем боя, командир «Беспощадного» стал стрелять из ракетницы в направлении врага. Приняв ракеты за сигналы своих, «юнкерсы» начали бомбить свою танковую колонну. Несколько машин было повреждено. Остальные, однако, продолжали продвигаться вперед. Тогда экипаж пошел на новую хитрость: спрятавшись в густом кустарнике, да еще замаскировав КВ снопами, решил подпустить фашистов как можно ближе. Немцы, конечно, не ожидали подвоха и нахраписто лезли на наши позиции. Даже после того, как загорелся один из танков. Видимо, посчитали это результатом удара советской артиллерии. Между тем «Беспощадный» продолжал метко стрелять из укрытия: поджег второй немецкий танк, потом третий.

Не добившись здесь успеха, противник решил «попытать счастья» на соседнем участке фронта. В этой связи экипажу «Беспощадного» была поставлена новая задача: создать видимость прорыва и отвлечь на себя огонь врага. С тем, чтобы переправить через реку раненых и поврежденные танки. Смелый экипаж, не раздумывая, ринулся вперед. Только благодаря умению Егора Царапина и только гусеницами танка было уничтожено несколько пулеметов и немало гитлеровцев. После этого рейда танкисты насчитали на броне машины 48 вмятин от осколков артиллерийских снарядов. О подвиге храбрецов тогда написала газета «Правда». Художники и поэты, поддерживавшие переписку с экипажем, высказывали свое восхищение: «Вот это молодцы! Вот это герои! Сдержали свое слово. Бейте и дальше поганых фашистов, как били до сих пор!»

Успех боя зависел от слаженных действий всех членов экипажа. Но в любом случае многое зависело от водителя. Командир батальона гвардии майор В. Виноградов говорил:
- У нас нет лучшего мастера вождения, чем Егор Царапин. Лучше других он использует складки местности, да и вообще Егор и танк - это нечто одно целое, - потом, шутя, добавил: - Командир - голова, а Царапин - шея. Куда шея повернет, туда и голова. А поворачивает шея только в сторону противника. Чтобы в очередной раз его потревожить.

За участие в августовских и сентябрьских боях 1942 года все члены экипажа были удостоены ордена Красной Звезды. Но вскоре после награждения, будучи в разведке, экипаж «Беспощадного» нарвался на вражескую засаду. Крепкая 100-миллиметровая уральская броня надежно укрывала танкистов от немецких пуль. Но случилось то, чего меньше всего ожидали воины, - заглох мотор. Машина неподвижно застыла в узкой ложбине.

Танкисты отстреливались, пока не кончились патроны ко всем трем пулеметам. Фашисты тут же догадались об этом и стали стучать прикладами по броне: «Рус, сдавайся!». Карикатура Кукрыниксов, должно быть, подогревала их ярость, хотелось взять экипаж в плен. Но вдруг открылся люк, и в немцев полетели гранаты. Те бросились врассыпную. Несколько раз повторялись такие стычки. Между тем те танкисты, которые не были заняты этой своеобразной обороной, пробовали завести мотор. Наконец их попытка увенчалась успехом - взревел двигатель, и танк устремился к своим позициям.

После этого боя «Беспощадный» встал на длительный ремонт. Об этом прознали московские шефы и ту же организовали доставку в бригаду необходимых запасных частей. Сюда прибыли также кинооператоры и журналисты центральных и фронтовых газет. Рассказы о смелом экипаже появились во многих изданиях. А экипаж вновь и вновь идет в атаку. В воспоминаниях Егора Сергеевича Царапина есть один эпизод, к которому невозможно быть равнодушным.

«В феврале 1943 года, - писал он, - развернулись наступательные бои севернее Жиздры. Пылающий, как факел, «Беспощадный» мчится на артиллерийскую батарею врага. Экипаж горит, но продолжает атаку, не замечая боли от ожогов. Двадцать, десять метров, и вот уже орудия вражеской батареи ломятся под гусеницами тяжелого танка. Только потом стали тушить огонь. У меня обгорела спина, разбита нога, переломаны три ребра. У Егорова не действует правая рука. Филиппов хочет меня выручить и сесть за рычаги, но это у него не получается: у самого обгорела поясница. Кое-как потушили на себе пламя. У экипажа комбинезоны изодраны до основания, сквозь лохмотья видны плохо перевязанные и кровоточащие раны. Кричу Фатееву, мол, ты совсем обуглился, а он в ответ: «Выводи машину!» И мы, собрав последние остатки сил, вновь рванулись вперед, сбив по пути фашистский танк. Пока добрались к своим, Фатеев скончался. Не было в живых и Павла Хорошилова. Похоронили их вместе».

Восьмого июля 1943 года на имя художников Кукрыниксов пришло очередное письмо с фронта. Адрес на конверте был написан незнакомым почерком. В письме сообщалось о потерях в экипаже «Беспощадного». Трудно было примириться с мыслью, что нет больше в живых людей, ставших для художников такими близкими и дорогими.

Таким образом, под командованием Павла Хорошилова танк находился около девяти месяцев. За это время танк с боями прошел 700 км, подбил 27 танков противника, уничтожил 9 минометов, 10 пушек,17 пулеметов около 30 единиц автотранспорта, 13 бронеавтомобилей. В марте 1943 г. получил повреждения и отправлен в ремонт.

Но КВ-1 с обновленным экипажем в составе родной танковой бригады продолжал свой боевой путь по маршруту: Подмосковье-Смоленщина-Украина-Белоруссия. Везде его видели в авангарде наступающих. И еще раз шефам пришлось получить горестную весть. В одном из боев, а именно 31 августа 1943 года, экипаж «Беспощадного» вновь понес потери. Тогда серьезные повреждения получил и сам танк. Боевую машину танкисты сумели вывести с поля боя, но восстановить ее, к сожалению, уже не удалось. Так закончилась славная биография танка КВ «Беспощадный».

Остается добавить, что водитель легендарного танка Егор Царапин вернулся в родные места в 1945 году. С двумя орденами Красной Звезды и многими медалями на гимнастерке. Любопытно, что рожденная во время войны дружба танкистов с писателями и художниками продолжалась и в мирные дни.

После войны танк передали в Кубинку, а в 1948 г. отправили на переплавку на московский завод «Серп и Молот».

  • Павел Максимович Хорошилов погиб 1 марта 1943 года в районе дер. Ашково-Верхнее Жиздринского района Орловской области (в настоящее время Калужской области), похоронен в дер. Слободка Думиничского района Смоленской области (ныне Калужской области).
  • На окраине украинского города Новограда-Волынского сооружен мемориальный комплекс в честь танкистов, отличившихся здесь в боях с немецко-фашистскими захватчиками. В центре комплекса – постамент с танком, на броне которого строгая надпись «Беспощадный».