Воскресенье, 23.07.2017, 19:31Главная | RSS
Меню сайта
Рекомендуем

Вход на сайт
Поиск
Мой опрос
Кто лучше?

Всего ответов: 2378
Статистика
Rambler's Top100
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Сказать спасибо


Он, отважный, не дрогнул в деле,
Вздернул танк на дыбу, как коня,
И ладони его затвердели,
Третий год все броня да броня!


Брюхов Василий Павлович


Василий Павлович Брюхов (род. 9 января 1924 года) – советский офицер, танкист-ас, участник Великой Отечественной войны, Герой Российской Федерации, генерал-лейтенант. Личных побед – 28 немецких танков. Потерял 9 танков.

Василий Павлович Брюхов родился 9 января 1924 года в городе Осе Пермской области в семье рабочего. Среднюю школу окончил в 1941 году. В сентябре 1941 года Василий Брюхов, как чемпион области по лыжам, был зачислен в 1-й отдельный истребительный лыжный батальон. В ноябре 1941 года во время следования на фронт, железнодорожный эшелон с батальон подвергся налёту немецкой авиации, а Василий Павлович был ранен. После излечения в госпитале направлен на учёбу Пермское авиационное техническое училище, а затем в Сталинградское танковое училище, которое осенью 1942 года было эвакуировано в город Курган. По окончании училища в апреле 1943 года лейтенант Василий Брюхов назначен командиром танка Т-34. Первое боевое крещение получил в Курской битве. В дальнейшем принимал участие в освобождении Украины, Молдавии.

В Ясско-Кишиневской операции экипаж танка «Т-34-85» под командованием лейтенанта Брюхова подбил девять немецких танков. С конца 1944 года – командир танкового батальона. В ожесточённых боях по освобождению Венгрии Василий Брюхов возглавил передовой отряд 170-й танковой бригады, который ночью, пройдя по тылам противника, вышел к реке Тиса, захватил мосты, и совместно с танкистами 181-й танковой бригады перерезал пути отхода мощной группировке гитлеровских войск.

К званию Героя Советского Союза лейтенанта Василия Брюхова представили 10 ноября 1944 г. "за находчивость, геройство и инициативу", которые тот проявил "в боях при переходе государственной границы Румынии с Венгрией в районе города Баттонья 23 сентября 1944 г.". Так сказано в наградном листе фронтового командира роты.

Комбриг вызвал его к себе накануне вечером.
- Наши заковырялись под Орадей, - сказал он. - Поэтому тебе задача: обойти город с северо-запада и, не втягиваясь ни в какие затяжные бои, пересечь границу с Венгрией по направлению Баттонья-Мако, пошустрить по немецким тылам, устроить там легкую панику, вроде прорвались туда серьезные силы, и оттянуть на себя их танки, артиллерию... Словом, не первый день воюешь, понимаешь, что без этого нам их здесь не опрокинуть.

- Считай, что ты - в передовом отряде, - сказал полковник Чунихин. - Даю тебе батальон, к нему артдивизион и роту автоматчиков в придачу. Все, что имею. И гляди, ты нужен мне живым.

Опорный пункт фашистов они обнаружили только поздно утром, как раз перед Баттоньей. Немцы сделали выстрел первыми, и взводный Максимов, развернув свои машины, смял их оборону в лепешку. Тут же в небе появилась "рама", а через несколько минут четверка "мессершмитов". Бомбовой каруселью затрясло землю и небо.

Защититься от нее было нечем. Брюхов приказал экипажам рассредоточиться и отстреливаться от штурмовиков из башенных пулеметов, но это помогало плохо. От прямого попадания в "тридцатьчетверку" взрывом снесло башню, убило троих солдат. Посекло осколками несколько автоматчиков. Остальных спасло только то, что у немцев закончился боезапас. Нового налета лейтенант ждать не стал. Спасение своего батальона он видел только в тесном огневом соприкосновении с противником, - тогда бомбить не будут, чтобы не попасть по своим.

"Вперед, на Баттонью!" - приказал он.

И на окраине города снова ввязался в бой. Теперь уже танко-артиллерийский. Он продолжался почти восемь часов. Пять контратак выдержал брюховский батальон, сам командир уничтожил 4 танка, 7 противотанковых пушек, 13 минометов и 2 дзота противника, поднял на воздух 2 склада с боеприпасами, расстрелял из пулеметов и осколочными снарядами около 100 фашистских солдат. Правда, и его батальон потерял еще три боевые машины, два орудия и половину пехоты.

К вечеру 24 сентября танк лейтенанта Брюхова ворвался на центральную площадь Баттоньи, к католическому собору и дал долгую очередь из пулемета. В ответ не раздалось ни одного выстрела. Первый населенный пункт на территории Венгрии был взят. Тот день советские военные историки назовут "началом освобождения братской страны от фашистского ига".

О подвиге лейтенанта при освобождении Венгрии потом напишет в своей книге "Будапешт-Прага-Вена" бывший командующий 2-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза Родион Малиновский. Именно по итогам того двухнедельного рейда по фашистским тылам, а не только за Баттонью и Мако, Василий Брюхов и будет представлен командиром 170-й танковой Кировоградской Краснознаменной ордена Кутузова бригады полковником Николаем Чунихиным к званию Героя Советского Союза.

Но это представление, подписанное 14 ноября 1944 г., почему-то оказалось нереализованным. Копия этого представления затеряется в личном деле офицера на долгие пятьдесят лет.

После войны В. П. Брюхов продолжал службу в Вооружённых Силах СССР на различных командных должностях. Окончил Военную академию бронетанковых войск имени Р. Я. Малиновского, затем Академию Генерального штаба.


В июле 1969 года назначен главным военным советником Верховного главнокомандующего – президента Абдурахмана аль Арьяни в Северный Йемен.

По возвращении в СССР в 1971 году Василий Павлович направлен в Чернигов на должность заместителя командующего армией по боевой подготовке, затем несколько лет командовал танковой армией в Уссурийске. С 1975 года по 1985 год проходил службу в Главном управлении кадров Министерства обороны СССР.
Указом Президента Российской Федерации от 16 декабря 1995 года за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов генерал-лейтенанту в отставке Брюхову Василию Павловичу присвоено звание Героя Российской Федерации. В настоящее время Василий Павлович Брюхов живёт в Москве.

Награды
•    медаль «Золотая Звезда» Героя России
•    2 ордена Красного Знамени
•    орден Суворова III-й степени
•    орден Отечественной войны I-й степени
•    орден Трудового Красного Знамени
•    орден Красной Звезды
•    орден Мариба (Йеменская Арабская Республика)
•    медали

Из воспоминаний Василия Павловича: "В июне 1943 года мы прибыли под Курск и влились в состав 2-го танкового корпуса, который в то время стоял во втором эшелоне обороны. Буквально через несколько дней после нашего прибытия в часть началась Курская битва. Здесь я принял первый бой, но поскольку он был не наступательный, а оборонительный, он мне не запомнился, слившись воедино с последовавшими за ним шестидневными оборонительными боями. Где-то мы отбивались, отходили, потом вместе с пехотой контратаковали. Сейчас некоторые так здорово рассказывают и вспоминают названия населенных пунктов, где они воевали, что диву даешься. Откуда я помню эти населенные пункты?! Сейчас, когда уже несколько раз рассказывал об этих боях, побывал там, только тогда вспомнил: Маячки, совхоз Ворошилова. А в войну как я мог их запомнить? Куда-то движешься, стреляешь, крутишься. Если ты командир танка Т-34-76 , ты сам стреляешь, сам по радио командуешь, все делаешь сам. И когда ударит болванка, только тогда понимаешь, что в тебя попали.

Было ли страшно? В танке мне было не страшно. Конечно, когда получаешь задачу, есть внутреннее напряжение. Знаешь, что пойдешь в атаку и можешь поибнут. Эта мысль свербит в голове, от нее никуда не уйдешь. В танк заскочишь, боевое место займешь, тут еще волнение есть, а когда пошел в бой, начинаешь забывать. Увлекаешься боем - пошел, стрельба идет. Когда экипаж натренирован, стрельба быстро идет. Поймал цель ? «короткая», один выстрел, второй, пушку бросаешь справа на лево, крутишься, кричишь: «Бронебойным! Осколочным!» Мотор ревет - разрывов снарядов практически не слышно, а когда начинаешь вести стрельбу, то вообще перестаешь слышать, что снаружи твориться. Только когда болванка попадет или осколочный снаряд на броню шлепнется, тогда вспоминаешь, что по тебе тоже стреляют. Кроме того при стрельбе в башне скапливаются пороховые газы. Зимой вентиляторы успевают их выбросить, а летом жаркую погоду – нет. Бывало, заряжающему кричишь: «Осколочным заряжай!» Он должен крикнуть в ответ: «Есть, осколочным!» - толкнул его – «Осколочным готово!». А тут не отвечает. Смотришь, а он лежит на боеукладке – угорел, наглотавшись этих газов, и потерял сознание. Когда тяжелый бой, редкий заряжающий выдерживал до его конца. Он же больше движется, да и 85-мм снаряд два пуда весит, так что нагрузка очень большая. Радист-пулеметчик, командир, механик – они никогда не теряли сознание. Так что в танке у меня страха вообще не было. Когда подобьют, выскочишь из горящего танка, тут немножко страшно. А в танке некогда бояться - ты занят делом".