Вторник, 22.08.2017, 23:24Главная | RSS
Меню сайта
Рекомендуем

Вход на сайт
Поиск
Мой опрос
Кто лучше?

Всего ответов: 2378
Статистика
Rambler's Top100
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Сказать спасибо

Секретный танк на закате СССР

"Объект 187" – экспериментальный основной боевой танк, разработанный в КБ Уралвагонзавода на рубеже 80-х – 90-х гг., в силу закрытости этот танк является одной из самых таинственных боевых машин произведенных советской промышленностью. Достоверная информация по машине в интернете практически отсутствует. Те немногие публикации что имеются, грешат домыслами, догадками и откровенными ошибками. Предлагаемые фотографии (Образецы №3 и №6) являются первыми общедоступными изображениями этого танка в сети Интернет.

Работу над танком "Объект 187" вело Уральске КБ транспортного машиностроения в рамках темы ОКР "Совершенствование Т-72Б". Тема "Совершенствование Т-72Б" была задана Постановлением Совета Министров СССР от 19 июня 1986 года. Работа по 187-му шла практически параллельно с работами по танку "Объект 188" – будущим Т-90 (с некоторым опережением последнего) до середины 90-х годов XX века. В отличие от "Объекта 188", это была целиком инициативная разработка КБ. В то время уральское КБ еще могло позволить себе такие «вольности», естественно опираясь на финансовую поддержку УВЗ как потенциального серийного завода. Обе машины эволюционировали в направлении дальнейшего развития танка типа Т-72. Однако в отличие от "Объекта 188", при работе над 187-ым конструкторский коллектив во главе с В. И. Поткиным заложил в конструкцию машины более глубокие изменения по сравнению с исходной конструкцией Т-72Б. Непосредственным руководителем работ по танку был заместитель главного конструктора КБ А. С. Щелгачев. Радикальным решением стал отказ от навязанного в конце 60-х тагильскому КБ «революционного» дизайна корпуса Т-64. Компоновка машины претерпела небольшое разуплотнение, что положительно сказалось как на эргономике, так и на защите ВЛД корпуса. За счет удлинения носовой части место расположения механика водителя осталось в глубине корпуса, в результате чего шахты приборов наблюдения стали выходить наружу через крышу корпуса, а не прямо через ВЛД как на Т-64 и его генетических наследниках – исчезло пресловутое ослабленное «декольте» посредине ВЛД. Это же решение позволило расположить бронирование под более рациональными углами наклона для противодействия современным БПС.

На машинах была установлена башня новой конструкции – в отличие от традиционной литой ее конструкция была выполнена сварной из листового проката средней твердости. Конструкция и технология производства таких башен разрабатывалась совместно НИИ Стали, УКБТМ и Уралвагонзаводом. В тот период практически одновременно велись работы по сварным башням для УКБТМ (Объекты 187 и 188) и для ХКБТ (Т-80УД). Башня 187-го отличалась самыми внушительными габаритами, особенно в кормовой части. Большой вклад в разработку башен для тагильских машин и их защиты внес Ю. Н. Кондратьев.

Броню танка дополнял новый комплекс динамической защиты – прообраз нынешнего комплекса модульной ДЗ «Реликт». По некотором, не вполне достоверным данным, комплекс защиты "Объекта 187" имел наименование «Малахит». Схему защиты дополняли решетчатые экраны и КОЭП «Штора» с ОТШУ и ПУ системы 902А.

Основным вооружением танка стала 125-мм гладкоствольная пушка повышенной баллистики 2А66 (Д-91Т) разработанная в Свердловске на «Заводе №9» – в знаменитом петровском артиллерийском КБ. Вместе с орудием разрабатывался новый бронебойно-подкалиберный снаряд 3БМ-39 шифр ОКР «Анкер» с коэффициентом удлинения более 20. Он представлял собой урановый ОБПС-моноблок, с новым отделяемым поддоном. ВУ этого БПС состояло из калиберной и легкой композитной подкалиберной катушек; последняя имела *-образное сечение. При этом оперение выполнялось из легких сплавов и размахом в разы меньше калибра. Работу по новому выстрелу вел НИМИ. Основной объем работ по испытаниям нового орудия и выстрела проводился на полигоне НТИИМ. Новая пушка внешне отличалась наличием дульного тормоза. ДТ имел однокамерную конструкцию пониженной эффективности и служил более для отвода газов с линии визирования управляемой ракеты, а не для снятия усилия отдачи. В то же время на некоторых образцах в процессе эксплуатации была установлена модернизированная пушка 2А46М (Д-81ТМ).

На момент разработки "Объект 187" оснащался самой совершенной в мире системой управления огнем (СУО) – нечто аналогичное на танках армий вероятных противников стало появляться только под конец 1990-х годов. СУО было выполнено на основе элементов 1А45. Большие заслуги по адаптации данного комплекса к "Объект 187" и "Объект 188" принадлежат Ю. Н. Нейгебауэру и В. М.Быстрицкому. Одним из новшеств, впервые внедренных в отечественном танкостроении стало применение микроразъемов в электроцепях управления, что существенно снизило объем и массу кабельных трасс. Заслуга в этом так же принадлежит Юрию Нейгебауэру.

На опытных образцах машины были опробованы несколько типов силовых установок и трансмиссий, включая газотурбинный двигатель. Самой перспективным двигателем в ходе испытаний был признан челябинский Х-образный моноблок А-85-2 мощностью 1200 л. с. В силу габаритных особенностей двигателя в МТО он был расположен по продольной схеме (как некогда В-2 на Т-34). Кроме всего прочего, такое расположение упрощало его стыковку с гидрообъемной передачей. Первоначально выхлопные патрубки 187-го с Х-образником располагались побортно, в последствии выхлоп вдоль бортов по надгусеничным полкам был выведен за корму. Работы по МТО вели Э. Б. Вавилонский, О. А. Куракса, Харлов В. И., Иванов Ю. И. На машине применялась новая ходовая часть с параллельным РМШ и металлической беговой дорожкой. Если сравнивать гусеницу "Объекта 187" с гусеницей "Объекта 188", то первое что обращает на себя внимание – форма и размещение грунтозацепов – если мысленно обвести грунтозацепы одной линией, то получается овал (на Т-80/90 прямоугольник, на БМПТ – трапеция). Гребень – сплошной (на Т-80/-90 «скобообразный»). Звенья гусеничной ленты выполнены литыми с применением в последующем механообработки, что, безусловно, является более технологичным и экономичным способом по сравнению со штамповкой звеньев Т-64, Т-80 и Т-90. Лопастные гидравлические амортизаторы устанавливались на 1 и 6 катки (ранние образцы) и на 1, 2 и 6 катки (образцы №5 и №6). Был существенно увеличен динамический ход опорных катков.

Машины строились попарно тремя сериями. Каждая серия существенно отличалась от предыдущей, наглядно демонстрируя эволюцию типа и направления поэтапной отработки узлов, механизмов, агрегатов и систем. Внутри каждой серии машины так же имели отличия, но менее значительные.

Опытные образцы №1 и №2, пожалуй, за исключением корпуса были наиболее близки к облику будущего Т-90. В качестве силовой установки (СУ) на №1 применялся модифицированный челябинский V-образный дизель В-84МС мощностью 840 л.с. Данная силовая установка в последующем практически целиком перекочевала на "Объект 188". По окончании цикла испытаний Образец №1 прошел разборку и дефектовку, после чего его корпус был использован при изготовлении образца №3. Образец №2 был оснащен уже 1000-сильным V-образным дизелем с турбонаддувом КД-34 (В-85) разработанным в Барнауле. В этом виде машина успешно прошла большой цикл ходовых испытаний в Туркмении, выдержав высокую температуру и запыленность воздуха. Спустя некоторое время по возвращении в Нижний Тагил, машина прошла дооборудование, после чего была расстреляна на полигоне НТИИМа (пос. Старатель). Результаты реального воздействия современными противотанковыми средствами показали выдающиеся результаты по уровню защиты. Расстрелянный образец машины был утилизирован.

Опытный образец №3 изначально предназначался для разнообразных «варварских» экспериментов связанных с возможностью разрушения конструкции и по этой причине никогда не был полностью комплектным. В отличие от образцов №1 и №2 имевших классическую для типа Т-72 литую башню, образец №3 имел башню новой конструкции – из катанных бронелистов толщиной 40 мм соединенных между собой на сварке. Геометрически башня образца №3 очень близко напоминает современные сварные башни танков Т-90А и Т-90СА, собственно от ее конструкции последние и ведут свою конструктивную родословную. Существенными внешними отличиями башни образца №3 от, ставших уже привычными, сварных башен на Т-90, являются форма раскроя бронелистов, сварных соединений, люк выброса поддонов круглой формы (на Т-90 он овальный), наличие «башни» ФВУ в левой кормовой части крыши башни (на Т-90, как и на Т-72 ФВУ расположена в корпусе машины). На образцах №1, №2 и №3 корпус выполнен по классической для советского танка схеме, но с той разницей, что носовая часть его была удлинена, а ВЛД придан еще больший угол наклона. Место механика-водителя при этом как бы отодвинулось глубже вовнутрь корпуса. Смотровые приборы в количестве 3-х штук были вмонтированы крышку люка. Данные мероприятия как раз и позволили избавиться от всеми горячо «любимой» ахиллесовой пяты в виде ослабленной зоны в верхней центральной части верхней лобовой детали (ВЛД) корпуса машин типа Т-64, Т-72 и Т-80. В качестве эксперимента на опытном образце №3 было вырезано родное МТО (моторно-трансмиссионное отделение) с КД-34 и имплантировано МТО, разработанное при технической помощи КБТМ г.Омск на договорной основе, с газотурбинным двигателем ГТД-1500Г. При этом был дополнительно установлен гидроамортизатор на 5-й опорный каток.

В таком виде машина прошла испытания на стенде в Нижнем Тагиле и в последующем каталась на полигоне БТВТ в подмосковной Кубинке. Образец №3 так же проходил, комплексные испытания ПАЗ в ядерном центре в Арзамасе. Установка турбины на образец №3 была скорее вынужденным шагом, попыткой выживания в сложившейся к тому моменту политической ситуации и преследовала две цели. Цель №1 – выбить козыри у «турбинного» лобби. Показать, что у Тагила также есть почти готовая машина с популярным тогда ГТД. Причем, машина, конструкционно более совершенная, совершенная во всем, ну разве что кроме МТО и его системы управления идентичным Т-80У (выполненным по официально переданной омской КД). Цель №2 – показать поклонникам газотурбинной силовой установки преимущества новых дизелей повышенной мощности, т.к. не только испытания, но уже теоретические расчеты показывали явный проигрыш турбинной СУ по многим параметрам.

Образец №4 имел корпус аналогичный корпусу образца №3 до его перекроя в «турбинник». Была изменена форма и конструкция сварной башни, возросли ее габариты в миделе и кормовой части. Метеодатчик ввода условий стрельбы, установленный в кормовой части башни, внешне заметно отличается от привычного ДВЕ современного Т-90. Основой силовой установкой стал новый Х-образный челябинский двигатель А-85-2 мощностью 1200 л.с. Традиционная для нижнетагильских конструкций вентиляторная система охлаждения имела уже два центробежных вентилятора смещенных от центра кормовой части соответственно вправо и влево. Выхлопные патрубки дизеля располагались побортно с разворотом вдоль надгусеничной полки и отводом газов в корму в низ. При этом существенно удлиненный тракт способствовал хорошему охлаждению выхлопных газов, эффективно рассеивал тепло, способствуя тем самым снижению тепловой заметности до уровня общего фона. По сравнению с образцом №3 изменилось положение ВСУ на правой надгусеничной полке. Изменения коснулись и ходовой части – традиционный ленивец с «окнами» был заменен на «сплошной» – без отверстий и вырезов. Комплекс встроенной динамической защиты «Контакт-V» установленный на образцах с №1 по №3 был заменен новой конструкцией. Вышибные панели ДЗ на ВЛД были выполнены из достаточно массивных титановых плит. Впоследствии, при передаче машины в 38 НИИИ МО в Кубинку эти панели с целью предотвращения их «случайной» утери были заменены 30-мм стальным листом с фрезерованными канавками, имитирующими отсутствовавшие настоящие панели. Данная эрзац-конструкция четырьмя болтами крепилась к ВЛД корпуса.

Опытные образцы №5 и №6 претерпели наиболее существенные изменения, став самыми совершенными машинами данного типа. Носовая часть корпуса еще более увеличилась в габаритах и поменяла форму. Если носы Т-72 и ранних образцов "Объекта 187" напоминали стамеску, то нос на образцах №5 и №6 приобрел зубилообразную форму. Длина «голого» корпуса (без учета надгусеничных полок) составила 7,2 м, ширина (аналогично) – 2,17 м. Смотровые приборы с люка механика-водителя перенесены за него в сторону башни. Снова выросла в габаритах сварная башня. Ее габаритная ширина без учета ДЗ составила 3,12 м. Очень серьезно была увеличена защита бортовых проекций башни. Яркой внешней отличительной особенностью башен образцов №5 и №6 является чрезвычайно широкая корма – самая широкая из всех сварных башен, спроектированных в Советском Союзе. На этих машинах, как и на образце №4 был установлен новый комплекс ДЗ, однако в сравнении с Образцом №4 на пятой и шестой машинах вышибные панели были выполнены уже не из титана, а из броневой стали. Так же были изменена конструкция контейнеров ДЗ устанавливаемых в лобовой части и на скулах башни. Если на комплексе «Контакт-V» установка активных элементов происходит через узкие крышки в торцах блоков, то в данном случае собственно вся верхняя поверхность блока представляла собой одну большую съемную крышку. При откручивании 4 болтов получался удобный доступ по установке/замене элементов, как в верхней части блока, так и в нижней. Кормовую часть башни экранировали внушительных размеров алюминиевые ящики ЗИПа. Бортовые и кормовая проекции корпуса экранировались решетчатыми экранами, выполненными по технологии НИИ Стали из броневого листа толщиной 4 мм и которые устанавливались поверх традиционного резинотканевого экрана. Учитывая, что при установке экранов не соблюдался железнодорожный габарит, в транспортном положении предполагался их полный демонтаж. Обе машины оснащались Х-образниками А-85-2, но отличались типом трансмиссии. На образце №5 трансмиссия была традиционная – механическая, тогда как образец №6 уже имел гидрообъемную передачу. Большая площадь радиаторов требовала для эффективного охлаждения большего объема пропуска воздуха. С этой целью по настоянию О. А. Кураксы четыре окна решеток над радиатором (образец №4) были объединены в два большего размера (образцы №5 и №6). Для обеспечения движения под ОПВТ и экономии массы столь большие крышки входных решеток системы охлаждения выполнены не из металла как скажем на Т-72 или Т-90, а из прорезиненной ткани. Из-за различий в трансмиссиях на образце №5 левое решетчатое окно вместо строго прямоугольной формы получило вырез под пробку заливной горловины, что может служить, наверное, единственным внешним отличием между этими образцами. В своем окончательном облике эти машины имеют еще одно заметное отличие: на «пятерке» установлены катки «нового» типа, с формой выштамповки подобной каткам второго опытного образца БМПТ (объект 199К), однако в процессе эксплуатации и испытаний набор опорных катков мог быть различным. На виде с боку образцы №5 и №6 легко опознаются по измененной форме ящиков с агрегатами ВСУ в кормовой части правой надгусеничной полки – в отличие от «четверки» и «тройки» они имеют скос в корму (на образце №4 скос обратный, а на образце №3 ящик с ВСУ вообще прямоугольной формы).

Уральское КБ предприняло огромные усилия в бесрезультатной попытке поставить эту замечательную машину на вооружение Советской Армии. Однако, несмотря на успешные испытания и явно высокий боевой и технический потенциал машина не была принята МО на вооружение. Вместо этого заказчики со стороны МО в очередной раз предпочли полумеры и сконцентрировали свое внимание на работах по доводке "Объекта 188" – симбиозе корпуса Т-72Б с частью систем "Объекта 187". В очередной раз практически готовая к серии и весьма перспективная машина уступала свое место в серии более простой и дешевой. В несколько видоизмененном варианте повторилась история с недопущением в серию таких замечательных для своего времени машин как объект 167М и объект 172М-2М (-3М).

В настоящее время в «живых» остались 4 машины: опытные образцы №3, №4, №5 и №6. Все они находятся в распоряжении кубинского 38 НИИИ МО РФ в плачевном состоянии. Машины стоят разукомплектованные, металлоломщиками украдены алюминиевые ящики ЗИПа, а с «турбинника» – даже титановая крыша МТО. На настойчивые просьбы музея Уралвагонзавода о передаче хотя бы одного танка "Объекта 187" для реставрации и последующей демонстрации в музейном комплексе УВЗ, ГАБТУ неизменно отвечает отказом и ссылается на секретность. Однако по некоторым данным в настоящее время Кубинка все же планирует провести ремонт машин с последующей их открытой демонстрацией.

К вышесказанному стоит добавить, что по задумкам своего главного конструктора – <Владимира Ивановича Поткина>, "Объект 187" должен был стать базой при проектировании и изготовлении целого семейства боевых машин составлявших боевой комплекс, а также послужить базой при проектировании перспективных, еще более мощных и совершенных танков.